Денис Мацуев

Денис в социальных сетях:

Свой концерт в Казани Денис Мацуев посвятил памяти Бэлзы

Мало в каком российском городе настолько высок градус упоения классической музыкой, насколько высок он сегодня в Казани. Еще четыре года назад картинка была плачевная — Госоркестр РТ пребывал в руинированном состоянии, местная интеллигенция напрочь отвыкла от классики, и это при том, что в Казани стоит своя консерватория! Новый на тот момент худрук оркестра Сладковский собирал и оркестр, и публику буквально по частям, шаг за шагом. И вот результат: детище Сладковского вплотную приблизилось к оркестровой элите России. Что и было в красках продемонстрировано на нынешнем фестивале «Белая сирень».

Свой концерт в Казани Денис Мацуев посвятил памяти Бэлзы фото: Ян Смирницкий Денис Мацуев и Александр Сладковский

То, что сделал Александр Сладковский в Казани, наверное, в таком масштабе не делал ни один российский дирижер. Он вдохновил оркестр — раз, увлекая новыми необычными программами, гастролями по краю, ощутимым подъемом зарплат (а то раньше иные музыканты подрабатывали по ночам частным извозом); он радикально обновил инструментарий (за скрипками, например, концертмейстер лично выезжал в Кремону); он единовременно основал четыре (а затем еще и еще) узнаваемых фестиваля, причем, с сильным личностным наполнением — на рахманиновскую «Белую сирень» приезжал, увы, уже ушедший от нас внук композитора — Александр Рахманинов, а на «Конкордию» — сама Софья Асгатовна Губайдулина.

Сладковский завлек в Казань всех друзей — от Мацуева до Березовского, не забывая и о популяризации татарских исполнителей и композиторов. Совсем недавно оркестр завершил триумфальные гастроли по Японии. Короче говоря, фронт работ был проведен более чем грамотно. И на «Белой сирени» этого года нас снова ожидали два приятных сюрприза: Первый концерт Рахманинова в исполнении Дениса Мацуева (а затем и «Остров мертвых» с симфонией «Манфред» Чайковского) записывался телеканалом Mezzo, ну а, собственно, перед концертом публике официально презентовали новое приобретение Госоркестра Республики Татарстан — концертный «Стейнвей», выбранный для Казани лично Денисом Мацуевым.

— Что я хочу сказать, — комментирует Денис Мацуев, — оркестр необычайно вырос, уровень его игры поражает. Я приезжаю в Казань как к себе домой, это так приятно, тем более что рахманиновский фестиваль «Белая сирень» давно стал визитной карточкой города. Горжусь тем, что дружу со Сладковским, у нас много совместных планов и это дорогого стоит. Сегодня на новеньком «Стейнвее» — несомненно, короле всех роялей — я исполню Первый концерт Рахманинова... с одной стороны, «Стейнвей» обладает ощутимой мощью, с другой — на нем получаются какие-то очень тонкие вещи, имея ввиду эталонную запись Первого концерта самим Сергеем Васильевичем, на которую мы все ориентируемся, и которую я знаю наизусть.

Однако... финальные аккорды «Белой сирени» прошли на фоне крайне трагичного события — ухода из жизни Святослава Игоревича Бэлзы, — и закономерно, что свой концерт на фестивале Мацуев посвятил памяти друга.

— Очень символично, — заметил дирижер Александр Сладковский, — что ровно три года назад, буквально день-в-день Бэлза открывал здесь рахманиновскую мемориальную доску на ратуше, копал землю — сажал ту самую белую сирень, а теперь... мы все пребываем просто в шоковом состоянии. Он искренне любил музыкантов. Вообще был человеком не из этой эпохи...

— Я который день не могу прийти в себя, — подхватывает Мацуев, — наверное, впервые от меня ушел такой близкий человек и я просто нахожусь в смятении. Представить, что он никогда уже тебя не будет представлять — ужас. Я не знаю второго такого, который мог бы настолько мастерски ввести в концерт и публику, и самого артиста. В России 150 миллионов человек, а второго Бэлзы нет. Он останется с нами всегда. А здесь — да, он неоднократно бывал, Сашу Сладковского очень любил, гордился, что у нас появился такой оркестр...

...Но «Белая сирень», хоть и с ароматом грусти, продолжает цвести. По выражению Сладковского, самый важный и главный сюрприз — «довести публику до восторга своим искусством».

А публика, похоже, занимает каждый квадратный сантиметр в зале имени Сайдашева — весь балкон стоит, люди в буквальном смысле лежат у парапета на втором ярусе, уже не помещаются, — это, кстати, отдельная проблема: оркестру явно необходимо новое пространство...

— Я так счастлив, что в Казань прибыл новый «Стейнвей», — говорит Сладковский, — в иных городах годами пытаются найти и возможность и средства, чтобы купить нечто подобное. В Казани же он просто необходим — это город, где играл Рахманинов, где проходит фортепианный фестиваль!.. Я лично отвык от такого невероятного звучания. И очень благодарен Денису за содействие. Вообще появление Дениса здесь и его выступления с нашим оркестром — это огромное подспорье, поддержка и практика. Мацуев сопереживает всему, что мы делаем, и вы видите результаты — сейчас идут записи каналом Mezzo, представляете — какой это охват по аудитории? Это сдвиг невероятный для Казани; для оркестра, который еще четыре года назад не имел имени, а сегодня — благодаря усилиям моего друга — он становится начинающим лидером.

МК

Метки: