Денис Мацуев

Денис в социальных сетях:

Блог №102. Из Иркутска с любовью

Всем привет из Иркутска! Поздравляю иркутян с открытием цикла «Пасхальные концерты». Честно говоря, не помню, когда я в последний раз был здесь на Пасху, наверное, когда был ещё маленьким. Моя бабушка готовила пасхальный стол: красила яйца и пекла куличи. Это очень яркие и трогательные воспоминания. Погода вчера встретила меня тепло, почти 18 градусов выше нуля, а уже сегодня с утра выпал снег. Я очень хорошо помню, как в детстве в июне однажды проснулся утром на даче и увидел в окошко, что выпал снег. Иркутская погода как настоящий музыкант тоже любит неожиданные импровизации.

Хочу сказать несколько слов о программе, которую я играл. У меня сегодня в Иркутске состоялась мировая премьера. К Сонате №31 Бетховена, которую я играю уже какое-то время, неожиданно добавилась его Соната №17 «Буря». Это одна из самых знаменитых сонат Бетховена. И появилась она в моей программе абсолютно неожиданно и при этом вовремя. Я, как всегда «случайно», наткнулся на исполнение Вильгельма Кэмпфа, великого немецкого пианиста, одного из самых уважаемых экспертов по бетховеновским сонатам. Меня поразило, насколько гармоничным и правильным оказалось сочетание сонат №17 и №31. Точное и законченное музыкальное высказывание. 

Во втором отделении я исполнял Большую сонату для фортепиано соль мажор соч. 37 П. И. Чайковского. И о её появлении в моём репертуаре я бы хотел рассказать вам подробнее. Ровно 36 дней назад, я специально подсчитал, мой профессор С. Л. Доренский спросил у меня, почему я не играю Большую сонату Чайковского. Я, если честно, растерялся: всегда сложно ответить на вопрос, почему я играю то или иное произведение, а уж сказать, почему не играю что-то, так совсем невозможно! Поэтому я ограничился какой-то формальной отговоркой, вроде как «руки не доходили». Сергей Леонидович в ответ сказал, что считает эту сонату абсолютно моей музыкой по духу. Эта сложнейшая технически и монументальная по сути (можно сказать, концерт для фортепиано без оркестра) соната - настоящий вызов для пианиста. Громадная, но абсолютно гениальная соната по форме, мелодизму, по традиционной для Чайковского меланхолии. И при этом сейчас её практически никто не играет. Профессор дал мне послушать свою запись Большой сонаты, которую он сделал в молодости, и это было чрезвычайно полезно. Он обнаружил в этой музыке совершенно удивительные краски и дал мне много пищи для размышлений и творчества. Я загорелся этой идеей – впервые исполнить Большую сонату Чайковского в Иркутске и не пожалел об этом. В очередной раз мой профессор попал в точку: это абсолютно моя соната, я погрузился в неё с головой, влюбился безумно в эту музыку и чувствую, что начался наш с ней серьёзный роман на долгие годы.

Нас ждут ещё два сумасшедших дня, очень много событий, так что ждите новостей из Иркутска.

Метки: