Денис Мацуев

Денис в социальных сетях:

Мацуев, Темирканов и «оркестр Мравинского» в «Дзинтари»

«Зал «Дзинтари» оживает…», - сказала коллега после концерта Дениса Мацуева и оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением выдающегося маэстро Юрия Темирканова. «Да собственно, он и не «замирал», - ответил я. И проведённый сейчас Мацуевым двухдневный фестиваль Amber Live тому свидетельство – на следующий год его программа будет ещё обширнее.

Кажется, начинают сбываться (причём, как-то даже спонтанно и незапланированно) мечты тех, кто надеялся вернуть те действительно благословенные времена, когда на главную концертную площадку латвийского курорта выходили выдающиеся российские (тогда советские) дирижёры и коллективы – постоянно и обильно.

Тот же Мацуев говорит: «Юрмала всегда была местом притяжения для великих исполнителей классической музыки. Достаточно вспомнить знаменитые «кондрашинские» сезоны, когда для одного из лучших симфонических коллективов мира многие годы «Дзинтари» становилась летней резиденцией. Amber Live – безусловно, продолжение этих замечательных традиций».

Речь о знаменитом дирижёре Кирилле Кондрашине – том самом, который более полувека назад выступал с пианистом Вэном Клайберном во время его победоносного выступления на конкурсе имени Чайковского, в начале 1980-х эмигрировал, был счастлив в браке с иностранкой, умер в Амстердаме.

В последние годы Латвия и тот же зал «Дзинтари» вроде избалованы выдающимися коллективами. Достаточно вспомнить выступление Израильского филармонического оркестра под управлением Зубина Меты в прошлом году. Но вот чтобы два дня подряд выступал прославленный питерский оркестр! Которым долгие десятилетия руководил гениальный (ну действительно ведь гениальный!) Евгений Мравинский!

После смерти классика его пост занял Юрий Темирканов. Деталь: перед этим, кстати, Юрий Хатуевич руководил Мариинским театром и после того, как он ушёл к «оркестру Мравинского», на его место в Маринский пришёл тогда малоизвестный и молодой дирижёр Валерий Гергиев. Который опять же выступал в «Дзинтари» с Мариинским оркестром несколько лет назад.

Мацуев хорош.

И, в конце концов, с его творчеством латвийцы знакомы отлично – знаменитый пианист приезжает к нам периодически, не далее, как в минувшем декабре выступал в Латвийской опере. Я шёл прежде всего на петербургский оркестр и Темирканова. В конце концов, великий Темирканов не был в Латвии 47 лет! Помнится, три года назад был с этим же оркестром в курортном итальянском Римини – в потрясающем переполненном концертном зале играл, разумеется, «Франческу да Римини» Чайковского. А вот в Латвии не был почти полвека.

Ничего не скажу за первый вечер, поскольку не было возможности на нём присутствовать. Но по отзывам строгого музыкального критика Инесы Лусини «Это было роскошно!». Звучали Третий концерт Сергея Рахманинова в исполнении Мацуева и три биса от него – подтвердив репутацию исполнителя русской классической музыки, исполнил ещё «Музыкальную табакерку» Лядова и «Этюд» Скрябина. И джазовую импровизацию. После чего оркестр исполнил Пятую симфонию Чайковского, на бис – фрагмент из Элгара.

Второй вечер вёл ведущий программы телеканала «Культура» «Главный герой» Юрий Макаров. Профессиональный артист, играючи создавал атмосферу, сразу же спросив: «Тут много футбольных болельщиков?». Под смех зала многие кричали: «Да!». Как известно, в этот же вечер был финал чемпионата Европы по футболу… После чего на сцену вышла японская скрипачка Саяка Съёджи, исполнившая концерт для скрипки Мендельсона.

Ну, не скажем, что она гениальная, конечно, как анонсировалась в телевизионных роликах. И даже не выдающаяся. Хорошая скрипачка! Победительница конкурса в Генуе, играет на скрипке Страдивари, которая некогда принадлежала Наполеону Бонапарту.

Играет хорошо и… как-то неожиданно.

Мы привыкли от японцев (как в балете, так и в музыке, даже в фигурном катании) видеть прежде всего технику. Саяка как раз техникой не брала. Вообще – никого не брала. Как пошутила одна знакомая дама, во время исполнения этого знаменитого сочинения она насчитала пять заснувших слушателей. Но, наверное, так и задумывалось – дойти до самой сути знаменитого сочинения, минуя привычные технические трюки, на которых многие сегодня акцентируют внимание. Но, если очень кратко - играла вдумчиво и аккуратно. Что и есть неожиданность.

А потом вышел Мацуев, игравший «Рапсодию на тему Паганини». И тут, как пел принц Калаф в своей знаменитой арии «Заснуть нельзя».

Это было действительно роскошно - глубоко, с чувством и с такой невероятной лёгкостью! Думается, Мацуеву исполнять такие виртуозные «вещички» действительно очень легко – это в его природе, от самой природы. Был талантливый пианист, а сейчас это действительно, как минимум, большой мастер. И, что не часто случается, не только большой мастер, но и очень умный пианист.

Ещё и умный человек – сделать такой фестиваль, название которого перекликается с «янтарным» названием зала, пригласить прославленный коллектив и привлечь спонcора в лице Amber Beverage Group (торгует алкоголем, что дело хорошее), всё это действительно дорого стоит, как в прямом, так и в переносном смыслах.

На бис Мацуев играл «В пещере горного короля» Грига – давний и известный «хит» от пианиста, который это произведение играет действительно самобытно, в своём трудно повторимом стиле. А затем была джазовая импровизация, в которой использованы классические мелодии вперемежку с переложенными для фортепиано мелодиями «позывными» мобильных телефонов.

Действительно «Браво!»

А затем была сюита из «Щелкунчика» Чайковского в исполнении «оркестра Мравинского»…

Тут маленькая история. Годам к пятнадцати эту музыку я слышал, вот чтобы не соврать – раз сто. Как минимум. Благо, мама работала в Опере, ребёнка девать было некуда, мучали, извините, «Щелбанчиком» (так его называли некоторые оркестранты). Музыка божественная, но когда слышишь её в балете раз сто… Без юмора: был валторнист Харий, который играл эту музыку уже лет 30! То есть – раз 500! И при начале «Вальса цветов» на его лице была кислая мина – «Ну сколько можно!»

Так вот, в 15 лет я увидел и услышал (есть знаменитая видеозапись), как это играет Евгений Мравинский и его оркестр в Большом зале консерватории им.Чайковского. И это был шок. На всю жизнь. Услышать привычную «танцевальную» музыку в чисто симфоническом исполнении, погрузиться и понять, что это действительно великая симфоническая музыка. И в каком исполнении! Тут действительно нет слов.

А ещё есть потрясающая запись этой же музыки в исполнении этого же оркестра, но под руководством нашего Мариса Янсонса, долгие годы работавшего с «оркестром Мравинского»!

Теперь Мравинского нет, да и мы все повзрослели. Но отголоски того «эффекта» всё равно есть. Отлично было бы услышать такое исполнение этой великой музыки всё-таки в большом концертном зале, который у нас когда-нибудь, конечно же построят – это было бы здорово! Но Темирканов донёс в «Дзинтари», кажется, до каждого из более, чем двух тысяч слушателей каждый такт великой и всем, казалось бы, давно знакомой музыки Чайковского.

А на бис оркестр исполнил сцену смерти Меркуцио из «Ромео и Джульетты» Сергея Прокофьева – с невероятно быстрым и техничным началом. Переходящим в знаменитые удары, страсть и завершающегося погружением в отчаяние – тут всё есть в этих пяти минутах. И играют они это действительно прекрасно. Лучше один раз услышать и увидеть, правда? 



Андрей Шаврей

Оригинал материала

Метки: